31415926

История СТЭМ "Будильник" Продолжение


История СТЭМ "Будильник"
Запорожского национального технического университета
Продолжение
Глава третья
ФЕСТИВАЛИ

Самый первый фестиваль СТЭМ в Советском Союзе прошел в 1966 году в Москве. Жюри тогда возглавлял сам Аркадий Райкин. На фестивале торжествовала, по признанию возглавлявшего жюри А. Райкина, «думающая эстрада» во главе с «Нашим домом» и .«Телевизором». СТЭМ Казанского авиационного ин-та прогремел своей «Лестницей» (С.Каминский), а Новосибирский студенческий эстрадный театр — миниатюрой одного из своих руководителей Е. Вишневского «А что я мог сделать один?», которую в дни фестиваля исполнили еще и студия МГУ и челябинский театр «Манекен» (А. и Б. Морзовы). В ней сначала первый, потом второй, десятый актер произносил с разной интонацией этот вопрос, сливаясь в финале в слаженный хор, бодро скандирующий: «А что я мог сделать один?!»
В 1970-е стала расширяться география стэмовских фестивалей (Казань, Ташкент, Горький, Ижевск, Волгоград, Курск, Томск, Запорожье). В Донецке был проведен очередной Всесоюз. фестиваль (1981), а спустя несколько лет- финальный тур Всесоюз. смотра СТЭМов 1986-1987
В Запорожье, во второй половине 70-х годов, под эгидой горкома комсомола, проводились городские конкурсы вокально - инструментальных ансамблей, танцевальных коллективов и СТЭМ. Конкурс Студенческих театров эстрадных миниатюр пользовался необыкновенной популярностью. КВН в то время уже не было, его запретили в 1972 году, а СТЭМы как-то не запретили. В нашем городском конкурсе СТЭМ принимали участие 4 коллектива: СТЭМ медицинского института, СТЭМ педагогического института, СТЭМ индустриального института и СТЭМ машиностроительного института.
Конкуренция была бешеная. К выступлению на конкурсе театры усиленно готовились. Лидерство переходило от одного театра к другому. И у каждого СТЭМа был свой звездный час в 1979 – медики со своим лидером Вальтером завоевывают первое место, в 1980, 1981 - 1 место у Машиностроительного института, 1982 год первый всесоюзный фестиваль «Запорiзькi усмiшкi» - гран при за рок оперетту «По волнам моей памяти» у СТЭМ Будильник. В 1986 году СТЭМ ЗИИ принял участие в последнем Всесоюзном фестивале СТЭМ в Донецке, жюри которого возглавлял Михаил Жванецкий и получил призы в 6 номинациях из восьми, фактически занял первое место. В СТЭМе ЗИИ зал покоряли два актера Александр Стельмах и Александр Суколин. Звездный час педагогов – впрочем они уже назывались Запорожский университет - 1988 год. Коллектив под управлением 2-х Александров Пархоменко и Каплан на фестивале «Запорiзькi усмiшкi» покорил зал своей программной со злободневными сатирическими миниатюрами «Дом который построил обком», «Агитбригада». Гран при был ими получен заслужено. 



Пригласительный билет на фестиваль


 


Всесоюзный фестиваль «Запорiзькi усмiшкi» просуществовал с 1982 года по 1990г. Задуман он был руководителем СТЭМ «Будильник» Сергеем Зюзюковым, а организовывал и проводил его горком комсомола. Фестиваль считался среди СТЭМовцев Советского Союза соревнованием «по гамбургскому счету» , то есть все по честному. Публика в зале сидела очень требовательная и планка требований зала была поднята очень высоко, если ты стал лауреатом в Запорожье, значит твой коллектив один из лучших. В разные годы лауреатами становились СТЭМ «Маски» Днепропетровск, СТЭМ «Карандаши» Кривой Рог, СТЭМ Харьковского политеха, СТЭМ Волгоградского университета. В бурные 90-тые годы было как-то не до смеха. Фестиваль возродился в машиностроительном институте, нет неправильно, в Запорожском национальном техническом университете в 1998 г. под названием «Студентськi жарти». После дефолта 1998 года студенты стали выживать смеясь. Вторая жизнь фестиваля оказалась не хуже первой. Великолепные коллективы завоёвывали звание лауреатов и дипломантов фестиваля. Это СТЭМ «ОАЗИС» - Криворожский педагогический университет (1999, 2000 г.г.), театр «Канкан» г. Гродно Белоруссия (2001, 2002 г.г.). Впрочем о новом фестивале наверняка будет еще написано.
На городском смотре СТЭМов всегда была очень напряженная творческая конкуренция. В конце 70-х за первое место сражались машинка и медики. Чаще выигрывали медики. Почему? машинка не понимала...

Ну а победное шествие по фестивалям у СТЭМ «Будильник» началось с 1 апреля 1980 г. Тогда на городском конкуре СТЭМ во дворце культуры металлургов мы впервые завоевали первое место. В программе были миниатюры : «Утренняя гимнастика», «Репортаж из Водохлебска», «Очевидное – невероятное», «ОЛАМ», «Как шутят в Одессе», монолог А. Новиченко и «Мария Магдалина». Все было как вчера. На сцене были Сергей Зюзюков, Илья Гиммельфарб, Владимир Давидовский, Владимир Соколенко, Андрей Новиченко, Владимир Глухов, Светлана Гуррарий, Светлана Жарчинская, Наталья Кныш.


Вырезка из газеты «Комсомолець Запорiжжя»

Сначала «Утренняя гимнастика» зарядила зал порцией смеха, зал затем интересным режиссерским ходом, когда действие идет без перерыва, продолжили. И абсолютно разные миниатюры «Очевидное – невероятное» (пародия на известную телепередачу) и «ОЛАМ» ( Занятия на военной кафедре по изучению Общевойсковой Ложки Алюминиевой Модернизированной) легко состыковались друг с другом. Одесская «почем стоит похоронить?» Михаила Жванецкого легко перетекли в зал Эрмитажа, где ярким пятном на сцене выделялся полураздетый, громадный Сергей Зюзюков в роли Марии Магдалены. Зритель и жюри были покорены.

Вырезка из газеты «Запорiзька правда»

Через год , в 1981 г. смотр проходил во дворце культуры Октябрьский (ныне ДК Днепроспецсталь). Мы закрепили свой успех. Андрей Новиченко написал практически всю программу и в заключении мы применили один режиссерский прием.
Предыстория такова. К нам в Запорожье приехали на гастроли два ленинградца В.Я. Сквирский и А.М. Тальковский. Выступали они по предприятиям и ВУЗам. Мимо машиностроительного института они не прошли.

Вырезка из газеты

Тальковский играл на гитаре и пел прекрасные песни, а Владимир Сквирский оказался автором театра Аркадия Райкина – он читал монологи и миниатюры. Сказать, что в актовом зале машинки был аншлаг – это ничего не сказать, дорогих гостей уговорили дать еще один концерт. И у них был совместный номер, которым он заканчивали выступление. А. Тальковский начинал петь лирическую песню, которая переходила в прекрасный монолог В. Сквирского, который в свою очередь завершался песней. Можно сказать литературно-музыкальная композиция. Хотя больше эстрадно-музыкальная с юмором для головы , не для желудка или чего ниже. Эффект это вызывало колоссальный.
Мы применили этот ход в финале программы. Александр Супрун пел «В нашем городе дождь дождь…, затем вступал Андрей Новиченко: «Милые и нежные, любимые и единственные…сойдите с пьедестала каблуков, вас любят и ждут…». Сбивка с лирического на смешное и обратно сработала, зал был в восторге, а мы снова получили первое место.
В 1982 г. Мы выступали уже на первом фестивале «Запорiзькi усмiшкi». К этому времени в наш дружный коллектив влились два прекрасных автора Александр Аптекман и Анатолий Кольнобрицкий. Для своего факультетского смотра ребята написали «Рок оперетту «По волнам нашей памяти» которую мы тут же поставили в репертуар и стали готовить на фестиваль. Репетировали ожесточенно. Говоря иносказательно, наш руководитель, режиссер Сергей Зюзюков отшлифовал алмаз и сделал бриллиант. Оперетта была необыкновенна. На мелодии из классических оперетт и современных эстрадных песен был положен новый текст и за 25 минут действа студент на сцене проживал 5 курсов института. На сцену выходил первокурсник (Анатолий Кольнобрицкий) и пел:

Я пришел сюда документы сдал
Я сдавал, и бал проходной набрал
Поступил, поступил – значит все-таки не зря учил.
Для меня теперь в ВУЗ открыта дверь
Абитуриент, а сейчас студент
Институт, институт, предстоит теперь учится тут

И заканчивалась оперетта под музыку Дунаевского:

Легко на сердце студенту с дипломом
Он нам грустить не дает никогда
Незаменим он в деревнях и селах
Но ты поедешь в большие города!

Диплом работать и жить помогает
Он нас как друга ведет на завод
И кто с дипломом по жизни шагает
…………………………………….

На многоточии зал пел –«Тот никогда и нигде не пропадет» а мы ничего не пели, просто отступали на шаг назад и делали поклон. Эффект от недосказанности был потрясающий! Оперетта имела прекрасную гастрольную жизнь. Она ездила в Лиепаю на фестиваль молодежи, в Гродно с дружеским визитом в Гродненский Университет, ее дважды ставили на большой сцене в театре им. Щорса в 1983 г. В последний раз ее восстановили и пропели на 40-летии СТЭМа в 2000 г. Собираясь в компании, мы всегда пропревали ее от начала до конца.



 
 


В 1983 году , после удачной постановки в театре им. Щорса новогоднего спектакля А. Новиченко «Буратино-83» мы решили показать его на фестивале во всей красе с театральными декорациями. Показали. И грянул скандал. Это не СТЭМ ! Порнография! (танец Мальвины в пеньюаре). Они на сцене пьют Пепси-колу! (пропаганда западного образа жизни!).
Каюк. Мы не ожидали такой реакции…. Спектакль, который прошел «на ура» 30 декабря, спектакль лучше которого мы не ставили никогда… провалился. Вернее его провалили… Сергея Зюзюкова и Андрея Новиченко стали тягать по парткомам и КГБ (комитет государственной безопастности) с вопросом «Как Вы могли такое поставить?» До сих пор непонятно как Песи-кола и актриса в пенюаре могла вызвать такую реакцию? Видно тогда в стране пришло время закручивать гайки. Страной уже руководил бывший шеф КГБ Юрий Андропов, и такие шуточки ему видимо не нравились.



Ну да не проблема. Мы просто остались не понятыми. И в 1984 году полностью реабилитировались. Одновременно родились два прекрасных номера. Михаил Пайкин поставил пародийною оперу из испанской жизни «Какая ночь уснула вся Гренада…» с солистами, оркестром и, !, хором 40 человек! Грандиозное зрелище… И одновременно Владимир Мамросенко с Виталием Смешным сделали фонограмму и поставили синхробуффонаду «Экзамен» на англо-итальянском песенном материале. На фестивале «Экзамен» уложил зал наповал! Зал аплодировал стоя! Такого не было никогда. Естественно, эта миниатюра разбежалась по всей стране. Поскольку текста у нее нет а есть лишь сюжет, в котором приходят на экзамен 3 студента отличник, хорошист и троечник и каждый из них сдает свой экзамен. Все их действия происходят под отрывки из шлягеров 80-х годов. Её переделывали каждый по своему. Но, по отзывам наших коллег по веселому цеху, «Экзамен» Владимира Мамросенко – лучшая синхробуффонада всех времен и народов.


С этой миниатюрой связана одна «забавная» история.
Рассказывает Владимир Соколенко:
После фестиваля к нам в коллектив пришел парень и сказал, что он работает на Моторостроительном заводе и очень хочет заниматься в нашем коллективе. Мы тогда ему предложили прийти в сентябре, так как новых постановок у нас не предвидится, поскольку учебный год кончается. В сентябре 1984 г. он не появился. А увидел я его в 1985 г. После фестиваля. Страной уже руководил М. Горбачев и установка видимо поменялась, поскольку этот парень, как выяснилось, был из конторы глубинного бурения (КГБ). Мы вспомнили прошлый год, и он выдал занимательную мысль – «А классно вы придумали эту миниатюру с белым, евреем и негром!» «Каким негром?» подумал я, ну белый – Олег Зима, ну еврей - Шура Дубров , ну да, еврей, ну а негр то кто??? Вова Мамросенко – чистокровный хохол? На что мне мой знакомый выдал: «У вас там у Вас троечник в штаны сзади шпаргалки засовывал – вроде как обезьяний хвост…вот и негр» немая сцена…. Какая фантазия была у людей работающих в КГБ!  До такого додуматься! Снимаю шляпу, восхищаюсь и преклоняю колено.

Синхробуффонаду «Экзамен»в 2000 г. восстановил Олег Зима, ее поставили на 40-летии СТЭМа старым звездным составом Преподаватель – Вадим Брагуца, отличник – Олег Зима, хорошист - Александр Дубров, троечник – Владимир Мамросенко, наглый двоечник – Сергей Иващенко. Спустя 16 лет после рождения она была принята залом громкой овацией. Последний раз эта миниатюра была показана  на юбилейном концерте 50-ти летии СТЭМ Будильник в 2010 году Все те же, но вместо Александра Дуброва играл Олег Швыдкой. 
СТЭМ в составе Олег Зима, Вадим Брагуца, Сергей Иващенко принимали участие в фестивале СТЭМ в Волгограде…
Поскольку после 1985 года институт остался позади, дальнейшая фестивальная судьба «Будильника» известна автору лишь отрывками.
Рассказывает актер театра Дмитрий Кагановский:
. В 1986 году «Будильник» в составе летучей бригады «Чубаревца» давал шефский концерт экипажу легендарного крейсера «Аврора», который тогда находился на реставрации, и все выступления «Чубаревца» проходили на плавбазе «Илыч». Экипаж был в восторге от концертной программы. Особенно тепло были приняты выступления женского танцевального коллектива «Чубаревца» и конечно «вино-водочные» темы «Будильника», которые имели реальное продолжение до самого утра (знающий поймёт)! После Питера «Будильник» сразу же отправился в Волгоград на всесоюзный фестиваль СТЭМов. Посмотрел других, себя показал и с пересадками по общим вагонам(денег уже не было даже на чай) вернулся в Запорожье. После этого случилась история, которая ещё долго была темой шуток в «Чубаревце». После возвращения из Питера и Волгограда вплотную придвинулся ко всему советскому народу день СА и ВМФ СССР. Делегация «Будильника» была направлена в почтовое отделение, что возле «Снежинки», с целью поздравить телеграммой командира и доблестный экипаж крейсера «Аврора» с праздником. Телеграфистка долго вчитывалась в короткий текст поздравительной телеграммы, а потом произнесла сакраментальную фразу: «А как же они получат телеграмму? Они же крейсер! Они же в плавании!» Хохот стоял гомерический! Даже сейчас при упоминании об этом губы растягиваются в улыбке! В 1988 году СТЭМ ударился в синхробуффонады. Тогда в СТЭМе играли такие прекрасные актеры как Дмитрий Кагановский, Александр Низний, Олег Шкрябин прошедшие горнило Питера и Волгограда. К фестивалю в Кривом Рогу «Крiворiзськi усмiшки» в Криворожском горнорудном институте приготовили большую программу из нескольких синхробуффонад и финальной агитбригадовской речёвки а-ля «нью пионеры». Выступление прошло ошеломляюще! «Будильник» запомнился всем!!! И причин было несколько! Во-первых, конечно, это удивительно смешная и необыкновенно хорошо сыгранная программа. После первого выступления запорожцев зал аплодировал стоя!!! На заключительном концерте зрители в зале, уже зная, что должно быть дальше по тексту, с аплодисментами встречали каждую следующую фразу «Будильника»!!! Во-вторых, когда у ребят из Винницы прямо посреди их выступления сломался магнитофон, на котором крутилась их фонограмма, «Будильник», всем составом сидевший в зале, прямо по головам впереди сидящих, начал передавать свой магнитофон на сцену винничанам, чтобы они могли продолжить своё выступление. Весь зал повернулся в сторону наших ребят и вместе с теми, кто находился на сцене, несколько минут аплодировал «Будильнику». В-третих, все это было усугублено отмечанием 25-летия Кагановского, которому была подарена редкая, но очень популярная по тем временам видеокассета с эротическими фильмами «Эммануэль» и «История «О» (при этом видика у него тогда ещё не было). Вечером в общаге, где были размещены все иногородние участники фестиваля, была накрыта большая поляна и устроены «Бразильские встречи». Для тех, кто не знает, что такое «Бразильские встречи», поясню. Когда гости шустро и весело подъели закуски и выпили значительную часть спиртного, Олег Шкрябин разрезал именинный торт и сказав: «С днём рождения, Димыч!» размазал солидный кусок торта по лицу именинника. Народ, включая именинника, сначала впал в шоковый ступор, а потом все тоже самое стал проделывать друг с другом! При этом, от «встречи» не спасся никто, даже под столом! Хохот и визг стоял неимоверный! Потом до утра отмывали друг друга и помещение! . К фестивалю в Кривом Рогу в Криворожском горнорудном институте приготовили большую программу из нескольких синхробуффонад. Выступление прошло ошеломляюще! Гран-при поехал в Запорожье. Вместе с гран-при в Запорожье приехала прекрасная миниатюра «Ромео и Джульетта» написанная студентами горонорудного института. На фестивале ее показывали на бис. В нашем театре она имела прекрасную гастрольную судьбу.
Актеры «Будильника» были прекрасно сыграны друг с другом и застать их врасплох было практически невозможно. Летом 1990-го года Димыч Кагановский с супругой отправился на отдых в международный молодёжный лагерь «Ноорус» в Эстонии. Какого же было его удивление, когда администратор лагеря растерянно заявил, что на забронированных ими местах сегодня уже поселились ребята из Запорожья! Возмущенный Кагановский пошел разбираться с самозванцами и ошалело наткнулся на спящих и «крепко уставших» Новиченко и Прудовского, с которыми виделся в Запорожье за день до отъезда в «Ноорус», даже не подозревая, что те тоже туда собрались! Поднятые, но не совсем проснувшиеся Прудовский с Новиченко вытаращив глаза на Кагановского, сказали ему «изыди», но из этого ничего не вышло. Недоразумение очень быстро было улажено администрацией лагеря. Все были прекрасно размещены, а уже на второй день отдыха забитый до отказа концертный зал лагеря был буквально «порван» сводной выездной бригадой «Будильника»! После ухода этой генерации в начале 90-х наступило время коллектива под руководством Богдана Донца. «Будильник» зазвонил разыми звонками… были поставлены много клоунских интермедий, актеры затанцевали, запели, поставлен спектакль «Наш двор -2» - занявший 1 место на фестивале «Студентськi жарти» в 1999 г.
О фестивалях на которых они побеждали можно написать еще одну книгу.

Глава четвертая
ГАСТРОЛИ

Будильник любил гастролировать. Что нужно актеру? Прежде всего, аплодирующая и смеющаяся публика. В 80-е годы 20-го века по телевизору транслировались два московских канала и Украинское телевидение. Существовал определенный информационный голод. Поэтому на выступлен6ия нашего СТЭМа публика шла. И мы все время искали друг друга.
География выступлений СТЭМ от винзавода в ПГТ Каменка – Днепровка до фестиваля в г. Лиепая . Москву мы не покорили но москвичам вставили. На гастролях в Лиепае мы выступали вместе с театром МАИ под управлением Михаила Задорнова (да того самого!). Правда тогда мы Задорнова и не приметили… , а аплодисментов сорвали поболе знаменитого театра.
Мы ездили.. Далеко и близко. Близко, это всевозможные агитбригады по местам трудовых подвигов студентов в период уборки урожая с сентябре месяце. Тогда было принято отправлять студентов собирать урожай на полях за еду. И что бы как-то скрасить труд и самому не ездить на сбор урожая, самодеятельность ездила с концертами. Каменка-Днепровка, Мелитополь, Ивановка. Места знакомые всем кто учился в то время. Кто собирал яблоки , кто помидоры, кто работал на консервном заводе. Приезд агитбригады всегда праздник! Во первых концерт в котором обязательно участвовал СТЭМ. В вторых танцы. Под вокально инструментальный ансамбль… Дискотеки только зарождались, танцевали под ВИА.
На концерте СТЭМ всегда катал как классический свой убойный репертуар «Моня», «Суфлер», «Точку на плоскость» - мы их называли «дурки» смешные гротескные миниатюры. Пел ВИА, танцевали коллективы народного и эстрадного танца. Все проходило по утвержденной в партийном комитете программе.


Ну а после концерта ВИА давал танцевальную программу для студентов прямо на том месте где и был импровизированный актовый зал. Перед входом в общежитие, в клубе, да и в чистом поле на тракторной бригаде танцевали до 200 студентов…

Далекие поездки – это выезд за пределы области. Первую большую гастроль театр осуществил в Днепроперовский металлургический институт о чем писалось выше. Выступал СТЭМ в Днепропетровске, Кривом Рогу, Севастополе, Лиепае, Гродно, Волгограде.

Глава пятая
ЛИЕПАЯ

О фестивале в Лиепае хочется написать отдельно. В году 1981 в институт пришло приглашение из Лиепайского педагогического института (Латвия) с приглашением принять участие в фестивале. Тогдашний директор Сергей Зюзюков думал, думал и решил повезти на фестиваль лучший институтский вокально-инструментальный ансамбль «Маяк». Ребята съездили им понравилось. Понравилось и принимающей стороне. В 1982 году нас снова пригласили. На этот раз Сергей решил повезти СТЭМ. Принимающая сторона расспрашивала что это и как, ибо ничего подобного у них нет. Мы заверили, что все будет отлично. Подготовили лучший свой репертуар в том числе и Рок-оперетту «По волнам моей памяти». Собрались и поехали. Встретили нас чуть ли не с оркестром, на вокале стояла целая институтская группа с плакатами причем группа латышская. Оказывается за право курировать наш коллектив боролись две группы – латышская и русская. Победили латыши. И мы не пожалели! Столь дружеского приема мы давно не испытывали! С нами возились как с малыми детьми. Пока не зная, кто и что мы. Но появился один преприятный момент. Так сказать разница менталитетов. У нас была прописана плотная культурная программа. И мы в большинстве своем пятикурсники и выпускники иногда позволяли себе расслабится… Пребывая в постоянно приятно расслабленном состоянии мы постоянно везде опаздывали. Это очень раздражало наших гидов именно опоздание, они никак не могли понять, как это можно опоздать?. И это очень сердило нашего руководителя, который не знал, как нас заставить приходить вовремя. В очередной раз коллектив после расслабления опоздал на «Веселые старты» - эстафеты с различными препятствиями. Руководитель СТЭМ Сергей Зюзюков сидел мрачнее тучи и ни с кем не хотел говорить. Мы поняли , что будет не гром, торнадо! Ну, к старту наша команда успела. И мы стали бегать в обруче, жевать печенье и свистеть, переносить яйцо в ложке и мухлевать напропалую! Мы орали что уже прибежали, хотя еще были в пути. Мы всячески рвались к победе, ибо только она могла спасти нас от разноса. И мы победили! Сами не знаем как и почему… Но, победителей не судят, нам вручили торт, мы вручили его руководству и как-то разнос нас миновал.
А вечером был намечен бал знакомства. Когда мы вошли в актовый зал, мы его не узнали. В зале не было кресел, стояли накрытые столы. Каждая принимающая группа накрывала для своих дорогих гостей, горели свечи… все было необыкновенно… .Мы поставили в центр стола торт победителей , разрезали его и начали пить чай. Потом были выступления гостей фестиваля. Так сказать визитная карточка. Запомнился ансамбль народной музыки из города Бельцы. Молдавский коллектив так зажигательно играл на своих народных инструментах, что сидящие в зале танцевали прямо за своими столами. Приятно удивило выступление агитбригады университета из города Гродно. Ну, просто братья по разуму, только называются «агитбригада», хотя почти СТЭМ. Интересным было выступление театра МАИ. Пришла и наша очередь.

Мы показали миниатюру «Вуз гуманитарный, Вуз технический», миниатюра всегда идет на ура, но здесь мы «порвали зал», аплодисменты, смех, хохот раздавались в ответ на каждую нашу реплику. А потом были танцы…. Нет это не то что у нас, мы танцевали под оркестр народных инструментов, под народные латышские и молдавские мелодии. Это было что-то космическое. Латышки учили нас как надо это танцевать и постоянно менять партнеров. Азартно и весело мы приплясывали в каких-то краковяках и польках, и нам это страшно нравилось! Перетанцевали все со всеми!

Ночь без сна с пением песен, завершила этот незабываемый вечер. Наш тапер Александр Едименко весь вечер не расставался с кинокамерой и все зафиксировал на 8-ми миллиметровую пленку. И сейчас приятно смотреть этот фильм о том, как мы пляшем и нам всем где то по 20 лет…
На следующий день началась фестивальная жизнь, выступления коллективов, которые перемежались то коллективной посадкой деревьев, то концертом на базе Балтийского флота. Мы тоже показали свою программу, чем и покорили зал, а особенно коллектив из города Гродно. Театр МАИ жал нам руки и мы тогда, как-то не обратили внимания на его художественного руководителя, который особенно ничем не выделялся, имя отчество его, нам тогда вообще ничего не говорило. Звали его Михаил Задорнов…. Да, да тот самый. Вот так то… Андрей Новиченко, впоследствии встречаясь с Михал Михалычем, напомнил ему о той самой лиепайской встрече…
Финал апофеоз случился за день до закрытия фестиваля. Это был групповой день, когда принимающая группа организовывала прощальный вечер для коллектива, который она опекала. Нас посадили в автобус и вывезли в глухой лес… в охотничий домик с головами убитых вепрей, оленьими рогами, шкурами животных на стенах. На вечер было закуплено рижское пиво и продукты . Мы вместе с девчонками латышками месили оливье в тазике, жарили до обугливания люля-кебаб на мангале, шинковали какие-то закуски на стол, потом пили пиво, пели песни, все продолжалось как в новый год до утра… Утром прибыл автобус и увез нас из сказки…
Все когда то кончается… закончился и фестиваль. Но! Не закончилась наша гастроль. Перед самым окончанием фестиваля коллектив из Гродно предложил нам по дороге домой заехать к ним в университет и дать концерт. И мы приняли решение заехать! Благо у гродненцев был свой автобус, на котором они и повезли нас к себе.

К нашему приезду уже висела афиша, и к началу концерта в зале не было ни одного свободного места. Все хорошо, но у актеров труппы уже не было голоса, все сипели… но на последнем дыхании показали свою фестивальную программу, чем и потрясли зал, ибо ничего подобного в Гродно не видели.

Гродненцы увидели СТЭМ в своем лучшем составе со своим лучшим репертуаром. К тому времени половина состава СТЭМ Будильник уже не училась в институте….

После нашего выступления агитбригада была расформирована, и ее актерский состав создал СТЭМ Вернисаж, который уже двадцать с лишним лет играет на сцене Гродненского университета наш репертуар. Андрей Новиченко и Владимир Соколенко ездили в Гродно в 2003 году на 20 –ти летие СТЭМ ВЕРНИСАЖ Где они и встретились встретились с актерами  агитбригады, с которыми они познакомились в далеком 1982 году в Лиепае.




Фото на память перед отьездом из Лиепаиия СТЭМ "Будильник" Продолжение
31415926

История СТЭМ "Будильник" Запорожского национального технического университета

Владимир Соколенко
МАШИНКА СМЕХА
История СТЭМ «Будильник»
Запорожского Машиностроительного института
и не только….
Издание первое, далеко не полное

Вступление ( о времени и о себе)

Эта книга об интересных людях, которые волею судеб оказались в одно время в одном месте.
Время было замечательное - 1975 год. Не было персональных компьютеров, не было Интернет, не было видеомагнитофонов. По телевизору показывали три программы: первую, вторую и украинскую. Было - театральный бум, расцвет вокально-инструметальных ансамблей и бардовской песни. В стране правила КПСС (Коммунистическая Партия Советского Союза) и говорить можно было только то , что разрешали. Самой крутой зарубежной радиостанцией считалась радио Румынии (На шкале самого крутого приемника VEF-202 отметка 2000 метров) Из динамиков магнитофонов ВЕСНА-202 для нас пели: Демис Русос, БОНИ-М и Би Джиз. Что же было замечательного? Жизнь была прекрасна, и мы были молоды.
Теперь о месте. В городе Запорожье в то время существовало 4 высших учебных заведения Мед - медицинский институт, Пед - педагогический институт, ЗИИ - индустриальный институт и Машинка - машиностроительный институт. В то время машиностроительный институт выпускал инженеров для советской промышленности, это официально. И сам наверно того не ведая, выпускал одаренных артистов, писателей, филологов, музыкантов, оперных басов и вокалистов. Все они проходили школу становления на 4 этаже главного корпуса в клубе художественной самодеятельности «Чубаревец». Название «Чубаревец» - от официального названия института: Запорожский Машиностроительный Институт им. Власа Яковлевича Чубаря. Да это и не важно. Важно то, что четвертый этаж как магнитом тянул к себе неординарную творческую молодежь, которая и училась и получала повышенную стипендию в институте ради того, чтобы им не мешали заниматься художественной самодеятельностью - петь , танцевать, играть на музыкальных инструментах и выступать на сцене. Самыми массовыми коллективами были вокально-инструментальный ансамбль и СТЭМ. СТЭМ - это Студенческий Театр Эстрадных Миниатюр. СТЭМ каждый год призывал под свои знамена всех желающих , лучшие из лучших оставались в нем до конца учебы. И после окончания института звезды СТЭМа выступали на родной сцене. Пожалуй для тех кто был актером СТЭМа годы проведенные на сцене остались лучшими годами в их жизни.
Собственно эта книга и будет о Машинке, клубе Чубаревец и СТЭМе. Но сначала разберемся, откуда собственно появился СТЭМ?



Глава первая

История СТЭМовского движения

История театров эстрадных миниатюр восходит к началу 20-го века. О театрах начала века прекрасно написано в книге первого русского конферансье Алексея Алексеева «От серьезного до смешного». Вы не поверите, но все начиналось… в Одессе. А то еще где? В начале века в Одессе , Киеве, Москве, Санкт-Петербурге существовало много театров эстрадных миниатюр. А какие были названия «Бибабо», «Кривое зеркало», «Кривой Джимми», «Гротеск». Шутили наши прадедушки напропалую.
Алексей Алексеев (рис. А. Воронецкого) Афиша театра «ГРОТЕСК» 1917 г.
До наших времен дожила только одна миниатюра, собственно даже одна из сцен большого спектакля «Как играют «Женитьбу» Гоголя» - «Как играют «Женитьбу» Гоголя в провинциальном театре». Эту миниатюру часто показывали по телевидению в 60- годы в исполнении актеров Московского Театра Сатиры, а в в репертуаре «Будильника» она дожила до 1990 года. Старый состав СТЭМ регулярно показывает ее концертах, посвященных дням рождения коллектива.
И конечно эти театры не были студенческими. Артисты были профессионалами и играли для уважаемой публики за деньги. После революции 1917 г., какое-то время театры просуществовали, но шутить уже было опасно для здоровья. И все прекратилось, на время.
Второе пришествие театров эстрадных миниатюр состоялось после смерти великого руководителя товарища Сталина. Народу как-то вздохнулось и захотелось смеяться. В Ленинграде расцвел театр миниатюр под управлением Аркадия Райкина а в Москве стали появляться первые студенческие театры миниатюр.

СТЭМ МЭИ 1954 г.
Самым первым СТЭМом пожалуй можно считать СТЭМ МЭИ (МЭИ –Московский Энергетический Институт) год рождения – 1954. Впоследствии появились такие известные театры, как СТЭМ «Телевизор», Московского авиационного института, эстрадная студия МГУ «Наш дом». СТЭМы со цены говорили о том, чего не увидишь по телевизору и не услышишь по радио. Коллективы собирали полные залы, где яблоку негде было упасть. СТЕМы использовали разные жанры от оперетты, теаджаза и традиционного обозрения до спектакля-диспута, публицистического шоу и поэтического монтажа, от многозначительной символики и перегруженности романтическим пафосом до лаконизма сатирических разоблачений и реализма гротескных и парадоксальных миниатюр. В популярности со СТЭМ в 60-е годы мог соперничать разве что КВН. Впрочем КВН родился из СТЭМ как некая телевизионная игровая версия в 1960 г. Многие команды «Клуба веселых и находчивых» из стэмовцев и состояли, а первым ведущим телеигры был Аксельрод, участник медицинских капустников и один из (вместе с М. Розовским и И. Рутбергом) основателей «Нашего дома» .
Возникновение СТЭМов в высших учебных заведениях нашей страны напоминало верховой пожар в лесу . Пожар этот стремительно распространялся от Москвы до самых до окраин. Докатился он и до Запорожья.
К 1960 году в Запорожском машиностроительном институте уже существовала театральная студия под руководством Ефима Реплянского – студента ЗМИ, демобилизованного офицера. Что студия? Даешь театр! В 1962 году был совершен марш бросок участников студии в Ленинград к самому Райкину! Мастер благосклонно принял студентов, внимательно их выслушал и благословил на создание Театра. Не просто театра, а «Первого на Украине Студенческого Театра Эстрадных Миниатюр – спутника Ленинградского государственного театра эстрады»! О чем собственно и написала газета «Запорiзька правда» 18 марта 1962 года. Ну а днем рождения театра решили считать 1 апреля 1960 г.

Запорiзька правда за 18 марта 1962 г. (Монтаж)

О СТЭМ 60- х годов увы известно мало. С отцом основателем СТЭМа Ефимом Реплянским нам довелось увидиться на 25-летии коллектива в 1985 году.


Коллективное фото на 25-летии СТЭМ «Будильник» 1985 г.
Ефим Реплянский в центре.
На этот праздник, благодаря стараниям наших старших товарищей, были приглашены СТЭМовцы 60-х годов, которые нам собственно не были знакомы. Но что они творили на сцене, это нужно было видеть! Из непродолжительной беседы с Ефимом Реплянским запомнилось, что СТЭМ ЗМИ был популярным, «зубастым» театром. Отдельных исполнителей даже исключали из института за свободомыслие. Собственно посмотрев нашу работу на сцене мэтр остался доволен.
Но сам по себе СТЭМ не существовал. СТЭМ был, может быть одной из лучших частей, Клуба художественной самодеятельности "Чубаревец."

Глава вторая

Клуб художественной самодеятельности Чубаревец

Клуб «Чубаревец» располагался на 4 этаже главного корпуса института. Клуб являл собою две аудитории №401 и №402. Все называли их просто четырестапервая и четырестовторая. Но при этом на дверях аудиторий никаких номеров не было. Каждый и так знал, где какая. Четырестапервая была разделена на три помещения. Там где было окно, находился кабинет директора клуба. Он был огорожен стеной с дверью от остального пространства. Впрочем, дверь в кабинет директора практически никогда не закрывалась Вторая половина аудитории делилось на костюмерную и репетиционное помещение с пианино и зеркалами на стенах. Четыреставторая – большая комната для репетиций. Аудитории выходили на просторный длинный коридор, из которого был вход на балкон актового зала.
Все банальное вышеприведенное описание помещений сделано для тех, кто не участвовал в самодеятельности, ибо любой член клуба знает это наизусть. Потому что, в этом объеме проходило лучшее время его жизни.
В клубе бурлила жизнь. Работали студии: ВИА (вокально-инструментальный ансамбль), танцевальные – народного, бального и эстрадного танцев, СТЭМ, вокальная студия, институтский духовой оркестр. В кабинете директора постоянно составлялись программы предстоящих концертов.
Выступали тогда много. Вот примерное расписание гастрольной деятельности на учебный год:
Сентябрь – выезд агитбригады по местам трудового десанта студентов института – Каменко-Днепровский консервный завод, Каменко-Днепровский винзавод, бригады на яблочных садах , Мелитопольский консервный завод, совхоз «Перемога» - продолжительность 2 недели.
Октябрь – большой сборный концерт для первокурсников, с целью привлечь таланты в студии клуба. Ноябрь – большой сборный концерт( 2 часа) к 7-му ноября (Ранее праздновавшийся день Великой Октябрьской Революции)
Декабрь – концерт ко дню энергетика (22 декабря) как правило, проводимый студентами электротехнического факультета с привлечением лучших сил клуба. И, венец года календарного, – Новогодний спектакль в музыкально-драматическом театре им. Щорса (ныне театр им. Магара).
Январь – сессия и выезд на гастроли в Карелию, Архангельск, Сыктывкар. Где самодеятельность каталась на лыжах и выступала в принимающих ВУЗах.
Февраль, март – Смотры. Концерты самодеятельности «Студенеская весна», на которых каждый факультет готовил свою концертную программу.
Апрель – фестиваль СТЭМ «Запорiзькi усмiшкi», большой концерт ко дню рождения СТЭМ.
Май – концерт ко дню Победы, концерты для абитуриентов ко «Дню открытых дверей»
Июнь – сессия, концерт в военных лагерях на день присяги ( в институте была военная кафедра, которая готовила офицеров –артиллеристов).
Июль, Август – концерты на институтских базах отдыха Алтагир и Сосновый Бор, концерты в подшефных воинских частях, участие в агитбригадах по комсомольской линии.
Сентябрь – см. выше «сентябрь»


Выезд осенней агитбригады 1982 г.

Впрочем, в этот список не попали концерты в ПТУ, техникумах, на производствах и избирательных участках и.т. д. Самое удивительное, что никого ничего делать не заставляли. Все рвались выступать. Всем хотелось больше концертов, больше аплодисментов.
Состояние было похоже на наркотическую зависимость, от сцены от публики от зала.
Агитбригада 1980 г. ПГТ Каменка-Днепровка, в перерыве между концертами

Не успевал закончиться один концерт, как начиналась подготовка к другому. ВИА репетировал новые песни, СТЭМ – новые миниатюры, танцоры постоянно перед зеркалами отрабатывали новые па. Висело расписание репетиций и оно было закрыто под завязку. Свободных помещений для репетиций в учебном году не было. СТЭМ репетировал даже в коридоре 4-го этажа, изрядно пугая своими криками студентов- вечерников.
Единственное место, где не проводились репетиции, был кабинет директора. И когда директора клуба уже не было на месте, в кабинете на стол ставился самовар и начинал работу «Клуб отЧАЯнных любителей Чая» (реальный клуб со своим уставом), который плавно мог трансформироваться в клуб любителей пива или сухого вина.
Водки в то время мы не пили, как-то не хотелось. Может быть, пили бы в клубе и кофе, но его тогда в свободной продаже как-то не было. И под любые напитки начинались разговоры, споры и песни.
Пели мы много. Пели для души. Песни были разные задушевные, умные, и громкие. Пели песни Окуджавы, Визбора, Суханова, Кима , Дольского и неизвестных авторов:

Балалаечку свою
Я со стенки достаю
Про канатчикову дачу
Эту песню я пою (Тише)
Эту песню я пою (Очень тихо)
Эту песню я пою (Очень громко)
ЭТУ ПЕСНЮ Я ПОЮ!
Вдруг выходит на бугор
Диверсант бандит и вор
У него патронов много
Он убьет меня в упор (Тише)
Он убьет меня в упор (Очень тихо)
Он убьет меня в упор
ОН УБЬЁТ МЕНЯ В УПОР!
На соседнюю межу
Я гранату положу
Может этою гранатой
Я бандита уложу (Тише)
Я бандита уложу (Очень тихо)
Я бандита уложу (Очень громко)
Я БАНДИТА УЛОЖУ!
Море красного огня
Грива рыжего коня
Приходи скорее доктор
Может вылечишь меня (Тише)
Может вылечишь меня (Очень тихо)
Может вылечишь меня (Очень громко)
МОЖЕТ ВЫЛЕЧИШЬ МЕНЯ!

Вся прелесть распевания этой песни заключалось в том, что после (Тише) и (Очень тихо) распеваемых строк можно ее проорать еще раз во весь голос!
А самой разлюбимой пеней в клубе был романс Присыпкина к пьесе в. Маяковского «Клоп» Ю. Кима. Знали и пели ее абсолютно все:

Вы такая прелестная скромница
Ваши плечи как фарфор, а грудь
Я до вас опасаюсь дотронуться
Как на свечку стесняюсь вздохнуть
Кода Вы так доверчиво ложите
Свои пальчики мне на ладонь
Вы себе и представить не можете
Что Вы ложите их на огонь…
Спрятался месяц за тучку
Снова выходит гулять…
Так позвольте ж мне белую ручку
К красному сердцу прижать
Эти мысли, мечты и фантазии
Новым пламенем в сердце зажглись
Я в боях с мировой буржуазией
Заслужил себе личную жизнь
И скажу Вам по всёй откровенности
Пострадавши в труде и в борьбе
Я буржуев культурные ценности
В полном праве присвоил себе
Жить невозможно без ласки
Ласку легко погубить
Так позвольте мне синие глазки
Красной душою любить.

Невозможно передать в печатном тексте всю прелесть исполняемого романса. Он всем нравился до умопомрачения. Пели его на любой посиделке. Впрочем песен было много. Тексты песен можно посмотреть в главе Студенческие песни.
А еще клуб играл. Играли не на музыкальных инструментах. Играли в то, что называется «азартные игры». Играли в основном парни. Страсть к игре была необыкновенная. Новые игры накатывали как цунами и все сразу начинали играть в домино, кости, шахматы. Вершина игромании – шахматы в поддавки! В домино пользовалась популяностью –ЧЧВ (человек человеку-волк).
Поскольку ВУЗ был техническим, то все выполняли древний завет «Ты инженером можешь и не быть, но в преферанс играть обязан!» Преферанс игра неторопливая, вдумчивая, требующая времени. Да и не поощрялась игра в карты в стенах института. Поэтому играли в заповедном месте – в актовом зале слева от сцены есть карман для аппаратуры. А в этом кармане есть второй этаж –комната в которую можно попасть только по приставной лестнице. В неё то и залазили и писали пулю.
Кроме этого все ж учились. Самодеятельность училась на «хорошо» и «отлично», что позволяло получать повышенную на 15% стипендию. Правда и троечники среди самодеятельности были. Были герои, которые учились в институте не по 5 лет как все, а значительно дольше.
Михаил Бондарев – легенда Автомобильного факультета, художник, танцор, певец – 12 лет в институте ( с перерывами на армию и академ. отпуска),


Агибригада 1978г. Танцует Михаил Бондарев
 
Михаил Пайкин – композитор, хормейстер (Факультет Электронной Техники) – 8 лет,
Михаил Вдовин – звукооператор – 6 лет,
Владимир Соколенко  – актер, староста коллектива, учился 7 лет И не потому, что плохо учился, а потому что, поступив в 1975 на вечернее отделение, сумел перевестись с 4 курса вечернего отделения на 2-ой курс дневного, исключительно ради того, чтобы выступать в СТЭМе.
И список этот можно продолжить.
Учебные пары начинались в 9-00.
После вторй пары, в 11-35 наступала Большая Перемена.
Тридцать минут свободного времени. Голодные бежали в столовую или буфет. А самодеятельность использовала для того чтобы собраться на четвертом этаже в клубе. Всех магнитом тянуло друг к другу. Что нового? Как учеба? Какие планы?. Приколы, подначки. Прибегали даже из соседних корпусов. По звонку разбегались на занятия. Потом все появлялись после третей пары.
Вместе ходили в столовую для преподавателей – там вкуснее кормили ( обед – 83 копейки, а не как у студентов – 55 коп.) Причем кормили друг друга, если не было денег. До 1 рубля считалось не долг. Ходили с 3- литровыми бутылями за пивом ( 0,5 литра – 22 копейки) на ЗП-2 (бочка с пивом у железнодорожного вокзала Запорожье-2). В то время, пиво в институт проносить было нельзя. В качестве тары для перемещения пива и сухого вина использовались кофры от аккордеонов. И часто можно было наблюдать, как из института выходили два аккордеониста и спустя время возвращались обратно. Репетиции начинались с 17-00 и длились до 20-00. Впрочем если уж было надо перед смотром репетировать, то самодеятельность приносила в четыреставторую матрацы и жила в институте неделю до смотра. Репетировали круглосуточно. В этом была особая прелесть.
Самодеятельность была в институте духовной элитой, не такими как все, людьми, которым нужно было больше, чем просто учиться. А самой веселой элитой был СТЭМ.
 
Глава третья
СТЭМ

 Во второй половине 70-ых годов студию СТЭМ вел Илья Гиммельфарб, в прошлом актер СТЭМа. 


Так рождаются идеи. (1978 г)

Илья Гиммельфарб, Александр Тилиц, Владимир Давидовский 

     Атмосфера в коллективе была творческая, постоянно репетировались новые миниатюры к очередным концертам. На репетициях всегда царил дух импровизации. Каждый из участников старался по своему решить тот образ который ему достался по роли, а режиссер сводил все в одно гармоничное целое. В то время в основном репертуаре стояли такие нетленные миниатюры как «Вуз гуманитарный – Вуз технический», «Как играют «Женитьбу» Гоголя в провинциальном театре» или проще говоря «Суфлер», «Шесть концертов в один день», «Студенчекая столовая», «Как быстро летит время», постоянно ставились миниатюры известных тогда авторов В. Славкина, Г. Горина, М. Мишина, М. Жванецкого,

        

Владимир Давидовский    Илья Гиммельфарб
Миниатюра Характеристика М.Жванецкий

 А. Иванова, А. Хайта. Коллектив постоянно испытывал определенный репертуарный голод. Выход новой книги автора юмориста был праздником, появлялось что ставить . В конце концов в коллективе появился и свой автор. Сначала он был барабанщиком в ВИА, потом актером СТЭМа и вдруг он начал писать. Да как! Наш первый большой автор это Андрей Новиченко. Миниатюры и монологи из него сыпались как из рога изобилия. И поскольку Андрей учился на электротехническом факультете, естественно, впервые все показывалось на смотре электрофака, а уже потом попадало в основной репертуар коллектива.


Андрей Новиченко (Лиепая 1982 г. )       Сергей Зюзюков 1979 г.

В 1980 году режиссером СТЭМа стал Сергей Зюзюков. Окончив институт, он возглавил клуб, став его директором и СТЭМ – став его руководителем. В эти годы СТЭМ расцвел. На репетициях стали проходить актерскую школу –сценическую речь, все эти Бы Бэ Ба Бо Бу, Би Бе Бя Бё, Бю , скороговорки про Клару и Карла, музыкальный педагог и руководитель вокальной студии Свелана Зинковская ставила актерам голоса , учила правильно говорить на сцене , актеры работали у станка вместе с танцорами разучивая танцевальные па.
    В итоге все эти занятия не прошли зря. О нас говорили что СТЭМ начала 80-х. – состоит из звезд. Но самое удивительное, что мы сами этого и не чувствовали. Понять самих себя нам помог СТЭМ Днепропетровского металлургического института.
 

Актеры СТЭМ МАСКИ на гастролях в Запорожье
Слева Михаил Ткач, рядом Владимир Глухов -худрук клуба чубаревец
 
В начале 1980 года к нам в институт приехала команда по настольному теннису из Днепропетровского Металлургического института. Казалось б, что удивительного – спортсмены. Но эта команда по пинг-понгу пришла к директору клуба и сказала, что они вовсе не команда спортсменов , а СТЭМ Днепропетровского Металлургического института. Приехали они к нам, что бы дать концерт своего коллектива. Естественно быстро соорудили афишу и назначили дату концерта.
   Для нас появление СТЭМа из Днепроперовска было как приземление инопланетного корабля, мы впервые увидели братьев по разуму из другого города. И конечно мы все собрались в кабинете директора клуба на верчение посиделки. Насколько помнится, пили только чай. Разговаривали, пели песни. Запомнилась и полюбилась вот эта песня:

Сонце встает над речкой хуанхе
Китайцы на поле идут
Горсточку риса зажали в руке
Мао потртреты несут

Припев: (Расягивая пальцами глаза враскос)
Уняня, уняня, уня ня Уняня, уняня, уня ня

Солнце садится за речку Хуанхе
Китайцы с работы идут
Горсточку риса сожрали в обед
Но Мао портреты несут

Припев

Солнце уж село за речку Хуанхе
Китайцы с китайками спят
Малые дети с горшочков встают
Портретами Мао шуршат.

Припев

   Концерт произвел на нас неизгладимое впечатление . Мы увидели миниатюры «ОЛАМ», «Силовые номера» « Сердце красавицы»и много других. Все ново необычно … И тут нас заело…, а мы что хуже? Созвонились с Днепропетровским металлургическим институтом, договорились об ответном визите. Подготовили 2-х часовую программу из самых лучших миниатюр. Тогда впервые для гастролей был самоорганизован музыкальный коллектив – джаз ансамбль «Финтет». Скрипка, контрабас, саксофон, банжо и печатная машинка «Ундервуд». Визитной карточкой коллектива была мелодия из кинофильма «Блеф».

ФИНТЕТ
Скрипка - Михаил Плетинский, контрабас- Юрий Савченко, саксофон - Алексаедр Едименко банджо Святослав Лазаров

   Институт выделил нам автобус, и мы поехали на свои первые гастроли. В те времена не было мобильных телефонов, и мы не смогли предупредить ребят из СТЭМ металлургического института, что мы чуть задерживаемся. Афиша висит, зал полон, а нас нет. Мы приезжаем за пол часа до назначенного времени, быстро все на сцену и начинаем концерт. Все прошло великолепно. Зал нам аплодировал, и мы поняли,… оказывается мы тоже что то можем… и очень даже неплохо можем то.

Миниатюра Суфлер



Миниатюра Прокатный стан
 

Финал концетра Хорошее настроение

Это были первые гастроли, которые заставили нас почувствовать себя настоящим театральным коллективом, способным ездить на гастроли, готовить отдельные программы и главное уверенным в том , что то что мы делаем на сцене очень нравится публике в зале. С тех пор на долгие годы мы подружились с Михаилом Ткачем – удивительным мастером синхробуффонады руководителем СТЭМ ДМИ и Игорем Трахтом и ныне главным режиссером и руководителем СТЭМ «МАСКИ» Днепропетровского городского дворца культуры студентов.


Групповое фото СТЭМов  после гастролей в Днепропетровске
Игорь Трахт - слева стоит
    Второй раз мы выбрались в Днепропетровск через год, прослышав о том, что в Днепропетровском городском дворце культуры студентов проводится фестиваль СТЭМ. Поехали просто так, посмотреть. Чего, чего, а посмотреть то много и не удалось. Увидев нас в зрительном зале, устроители фестиваля стали нас уговаривать выступить. Но ведь мы совершенно не готовились. Нас все-таки уговорили. И мы вышли на сцену со своей традиционной, накатанной, программной для ПТУ и техникумов. И эта программа вызвала в зале шквал аплодисментов. Поскольку мы не были заявлены на фестиваль, то второе место нам не дали но, Владимир Соколенко получил приз «За лучшую мужскую роль».


Владимир Соколенко
Миниатюра Утренняя гимнастика

   Впоследствии мы неоднократно ездили друг к другу на гастроли показывая свои новые работы. Причем, стоило Михаилу Ткачу привезти в Запорожье сихробуффонаду «ЭКЗАМЕН» на материале русскоязычных песен как тут же у нас рождалась миниатюра «ЭКЗАМЕН» на англо-итальянском песенном материале, которая произвела фурор на фестивале «Запорiзькi умiшкi» в апреле 1984 г. - после ее исполнения зал аплодировал стоя 5 минут. И если бы не Миша Ткач, вряд ли Владимир Мамросенко с Виталием Смешным смогли бы создать свой шедевр. После фестиваля в Днепропетровске, мы решили, что у нашего театра должно быть имя. Был объявлен конкурс среди всех желающих на лучшее название театра. В итоге победило название «Будильник». Под этим названием СТЭМ впервые вышел на сцену первого всесоюзного фестиваля «Запорiзькi усмiшкi» в 1982 г